Компания «ЦентрМеталлИнвест» | Российский и мировой рынок стали — итоги недели (15-22 ноября 2015 г.)
1603
post-template-default,single,single-post,postid-1603,single-format-standard,ajax_fade,page_not_loaded,,vertical_menu_enabled,side_area_uncovered_from_content,qode-child-theme-ver-1.0.0,qode-theme-ver-11.0,qode-theme-bridge,wpb-js-composer js-comp-ver-4.11.1,vc_responsive

Российский и мировой рынок стали — итоги недели (15-22 ноября 2015 г.)

Российский и мировой рынок стали — итоги недели (15-22 ноября 2015 г.)

Находимся на нуле — так можно охарактеризовать нынешнее состояние российской экономики. Спад, вроде бы, прекратился. Министерство экономики сообщает о росте ВВП на 0,1% в октябре, хотя признает, что данный показатель находится в пределах статистической погрешности. Росстат заявляет о дальнейшем снижении темпов спада промышленного производства: от максимальных 5,5% по сравнению с аналогичным периодом годичной давности в мае до 3,6% в октябре. Ряд отечественных и зарубежных экспертов предсказывают минимальное, в пределах 1%, но увеличение ВВП в 2016 г.

Однако все это означает заморозку текущей ситуации, которую ни в коей мере нельзя признать благополучной. Безусловно, российская экономика и промышленность не остановились. Это, в частности, блестяще показала недавно состоявшаяся в Москве выставка «Металл-Экспо 2015», большинство участников которой говорили не столько о сохранении позиций во время кризиса, сколько о развитии. Российские металлургические компании осваивают выпуск новых марок стали, в том числе, для получения высококачественной продукции, применяемой в машиностроении, нефтегазовом комплексе и оборонной промышленности, повышают эффективность, улучшают качество, планируют введение в строй новых мощностей. И такую картину можно увидеть не только в металлургии, но и в других отраслях.

Но это только одна сторона медали. С другой стороны поступают неутешительные сведения о том, что значительная часть российского бизнеса сейчас не имеет особых перспектив для развития. Очень тяжелой остается ситуация в финансовом секторе. Кредиты труднодоступны, кредиты дороги, многие банки сами испытывают серьезные трудности. Денег в стране не хватает, и не предвидится.

Самая же главная беда заключается в резком сужении платежеспособного спроса. Торговля стонет от падения выручки, соответственно, резко сократились доходы строителей, производителей автомобилей и бытовой техники. Это по цепочке ударило по производителям стройматериалов, комплектующих, оборудования и, естественно, стальной продукции. В ноябре на российском рынке проката пошли вниз цены во всех секторах, за исключением оцинкованной и окрашенной стали, где отечественным металлургам продолжает помогать ослабление конкуренции из-за рубежа.

В то же время, импорт арматуры, фасона, непокрытого листового проката в последние недели расширился, прежде всего, из Украины, где обстановка на внутреннем рынке намного хуже, чем у нас, а продажи в дальнее зарубежье сокращаются вследствие неблагоприятной конъюнктуры. Пошел в обратную сторону «казахстанский маятник». Если летом на этот рынок уходили достаточно солидные объемы российской стали, то теперь в связи с падением курса тенге уже казахстанским компаниям выгодно поставлять свою продукцию в Россию. В результате поставки из-за рубежа увеличивают избыток предложения на российском рынке проката, создавая дополнительное давление на цены.

Стоимость горячекатаных рулонов, арматуры, фасона средних размеров на спотовом рынке в середине ноября опустилась на минимальные отметки в этом году. Снижение заводских котировок по этим видам продукции составило до 1000 руб. за т по сравнению с предыдущим месяцем. И на нынешнем уровне спад, скорее всего, не прекратится. Дистрибьюторы, сами сигнализирующие о проседании видимого спроса на большинство видов проката, ожидают дальнейшего удешевления в декабре, возможно, с понижательной ретроспективной коррекцией ноябрьских цен.

На мировом рынке дела, впрочем, обстоят ненамного лучше. Китайские производители в последние недели пытаются стабилизировать экспортные котировки. Цены на горячекатаные рулоны и толстолистовую сталь действительно остаются постоянными с конца октября, но продолжают дешеветь холоднокатаный прокат и оцинковка, а в середине месяца уменьшилась стоимость заготовки. Главным источником слабости китайцев стал внутренний рынок. Средние спотовые цены на горячекатаные рулоны в крупнейших городах страны в начале второй половины ноября опустились вплотную к отметке 2000 юаней ($313) за т с НДС, а контракты на арматуру на Шанхайской фьючерсной бирже вообще рухнули до менее $270 за т. Дешевеет железная руда, которая стоит уже чуть больше $45 за т CFR Китай, а некоторые специалисты предсказывают падение до менее $40 за т.

Неблагоприятные тенденции сохраняются и на других региональных рынках. Турецкие компании испытывают большие трудности, пытаясь добиться повышения экспортных котировок на арматуру. В США и странах Центральной Европы продолжается снижение стоимости листового проката. Российским компаниям вновь пришлось пойти на уступки при заключении контрактов с турецкими и европейскими покупателями горячекатаных рулонов.

Правда, к ноябрю падение цен все-таки заставило металлургические компании приступить к выведению с рынка избыточных мощностей. За последний месяц уже поступило несколько сообщений об остановке предприятий либо радикальном снижении выпуска в Китае, Бразилии, Мексике, США. Так, выплавка стали американскими компаниями во вторую неделю ноября упала более чем на 13% по сравнению с показателями годичной давности. По этому пути пришлось пойти и российским производителям, уменьшающим поставки сортового и фасонного проката, листовой стали и труб.

Однако сокращение выпуска, приведение его в соответствие с сузившимся спросом, позволит, очевидно, только остановить спад. Ни у рынка стали, ни у мировой экономики в целом нет источников роста. Она работала, пока расширялся совокупный спрос — западные страны увеличивали закупки китайской продукции, китайцы наращивали доходы и расширяли закупки нефти и других ресурсов, высокие поступления от экспорта нефти и железной руды создавали дополнительные потребности в китайских и западных товарах. Но сейчас, наоборот, происходит резкое падение потребления. Одни только потери от удешевления нефти для стран ОПЕК оцениваются в текущем году в $350 млрд. по сравнению с 2014 годом и более чем в $530 млрд. по сравнению с пиком в 2012 году.

Запустить же процесс заново пока нечем. Китайцы определенно возлагают надежды на Великий шелковый путь. В рамках этой концепции планируется реализовать в 60 странах мира более 900 проектов с совокупным объемом инвестиций порядка $890 млрд. При их реализации, естественно, будут широко использоваться оборудование и материалы китайского производства, что создаст новые заказы для национальной промышленности. Однако процесс пока идет очень медленно. Проекты очень масштабные, поэтому их согласование и разработка занимают много времени. Вряд ли этот фактор успеет оказать заметное воздействие на мировую экономику и рынок стали до 2017-2018 годов. Да и политических препятствий тут может оказаться немерено.

Впрочем, у китайцев хотя бы есть план. А у нас? В последнее время в правительстве заявляют, что будут поддерживать в 2016 году те или иные отрасли. Так, строительному сектору предлагается выделить 20-30 млрд. руб., автопрому — 5 млрд. руб.; до 60 млрд. руб. предлагается увеличить объем госгарантий в рамках программы проектного финансирования. Министры и депутаты Госдумы продолжают заявлять о необходимости поддержки импортозамещения и инноваций… Но будет ли это сильно отличаться от мероприятий текущего года?! Безусловно, кое-какая поддержка оказывалась, без нее все было бы гораздо хуже и в том же строительстве, и в автопроме. Однако это все смягчение последствий спада, здесь нет стимулирования роста!

При этом, необходимо отдавать себе отчет: в рамках нынешней модели экономику не поднять. Цены на нефть в 2016 году, скорее всего, останутся низкими, санкции, скорее всего, не отменят, а государственные резервы, за счет которых покрываются дефицит бюджета, докапитализация ведущих банков и прочие антикризисные мероприятия, отнюдь не бездонные. Между тем, экономика России в этом году вошла в порочный круг, когда снижение доходов населения приводит к сужению спроса, падению деловой активности, а от него — к еще большей бедности. И у этого процесса дно как раз нащупать намного сложнее.

Вообще, нынешняя ситуация как-то очень напоминает Великую депрессию 30-х годов. Тогда тоже был либеральный свободный рынок, тяжелейший кризис перепроизводства и падение совокупного спроса. А решить проблему удалось только посредством Второй Мировой войны и «Нового курса» Рузвельта, предусматривавшего кардинальное усиление роли и влияния государства в экономике.

И сейчас, пожалуй, можно найти выход в проведении аналогичного «Нового курса», в рамках которого банки и корпорации, оставаясь частными, ставятся под жесткий контроль государства, а значительная доля доходов перераспределяется в пользу правительства, получающего средства на реализацию крупных общенациональных проектов, и населения, наращивающего потребление и создающего платежеспособный спрос для банков и корпораций. Кстати, в 50-60-е годы, когда эта система работала с наибольшей эффективностью, наивысшая ставка подоходного налога в США достигала 90%, и никто по этому поводу особенно не жужжал (зато в 80-х американский частный бизнес взял реванш, плоды которого мы пожинаем до сих пор). Соединение частных компаний и эффективного государственного планирования дало превосходные результаты в Японии, Южной Корее, Тайване, Сингапуре, да и, пожалуй, в Малайзии с Турцией, где тоже применялись элементы данной системы.

Есть ли возможность реализовать подобную политику в современной России?! Теоретически, да, ведь большая часть отечественной экономики так или иначе находится под контролем или влиянием государства. Но тут все упирается, во-первых, в кадры — качество управления и стратегического планирования на правительственном и региональном уровне пока представляется не совсем соответствующим масштабу задач, а, во-вторых, в обеспечение эффективного и действенного контроля на местах. Централизованная экономика очень строга в управлении, а коррупция для нее смертельна, об этом нам будет постоянно напоминать печальный пример Советского Союза.

Возможно, что-то может получиться на базе Общероссийского народного фронта (ОНФ), который, например, только что провел впечатляющую работу по вскрытию массированных злоупотреблений при создании особых экономических зон, большая часть которых так и не заработала несмотря на выделенные на эти цели громадные суммы. Но деятельность общественных активистов было бы неплохо дополнить полномочным государственным органом наподобие Наркомата госконтроля…

В любом случае, менять что-то надо. Пока есть средства в государственных фондах, есть промышленность, которую можно поддержать, и есть люди, которые верят власти. Чем дольше будет промедление, тем сложнее станет впоследствии… конечно, если нефть в обозримом будущем не дойдет хотя бы до $80 за баррель.